March 11th, 2015

Сравнение метода столкновения с последствиями с подходом Ньюфелда. Пример с трехколесным велосипедом

20130718142703

Этот пример с велосипедом хорошо показывает разницу между так называемым воспитательным приемом "столкновение с последствиями" и подходом Ньюфелда. После знакомства с концепцией Ньюфелда у родителей могут произойти качели: от методов столкновения с последствиями, наказаний их может резко бросить в противоположную сторону. Но истина, как известно, посередине. Родителям, воспитывающим детей в контексте теории Ньюфелда, тоже приходится устанавливать рамки, в чем-то ограничивать ребенка, но есть большая разница в том, как они это делают.

И разница эта в том, на ком лежит ответственность. Взрослый либо перекладывает ответственность на ребенка, либо берет ее на себя. Иногда приходится забрать что-то у ребенка, если это вредит ему, но можно делать это не перекладывая на него ответственность, а беря ее на себя. Когда я ответственна, это моя вина, что так получилось и я не обвиняю в случившемся ребенка.

Приведем пример с трехколесным велосипедом. Пример один и тот же, но в двух разных вариантах. Ребенку 4 года.

Родитель объясняет ребенку, что когда он поедет сейчас на велосипеде по этой пешеходной дорожке, он должен остановиться прямо перед проезжей частью. Ребенок выслушивает, но в силу того, что префронтальная кора в 4 года у него еще не развита, он видит перед собой только дорогу и забывает о том, где именно надо остановиться. Он едет прямо и заезжает за дозволенную границу.

И после этого обычно в нашей культуре происходит следующее. Иногда родитель дает ребенку второй шанс. Он берет толстый белый мел, чертит на дорожке черту и еще раз объясняет ребенку, что он не должен заезжать за эту линию. И предупреждает: "Если ты сделаешь это снова, я заберу у тебя велосипед!" И вот ребенок опять едет на велосипеде и снова заезжает за черту - он не смог запомнить правило, скорее всего он просто ехал и радовался, наслаждаясь процессом. К нему подходит мама и говорит: "Я же предупреждала тебя, но ты не послушал меня и теперь я забираю у тебя велосипед и отношу его в гараж". Ребенок расстроен, плачет. Мама продолжает: "У тебя был шанс, я тебя предупреждала. Но ты не послушался".

Вопрос: чья в данной ситуации вина, что ребенок проехал за линию? - Вина здесь возлагается на ребенка. Родитель обвиняет ребенка. Был ли в данной ситуации взрослый на стороне ребенка? Было ли место для слез ребенка? Было ли между взрослым и ребенком понимание? Нет. Взрослый обвинил ребенка.

И вот второй вариант той же самой ситуации. Я смотрю на своего ребенка, ему 4 года. Он едет на своем трехколесном велосипеде по тротуару и не останавливается перед дорогой. Я беспокоюсь за него - это небезопасно. Я понимаю, что ответственность за моего ребенка лежит на мне. Я осознаю, что это еще незрелый человек, у него еще не развита префронтальная кора головного мозга. Так кто тут ответственен за то, чтобы ребенок был в безопасности? - Я. По сути это ведь моя ошибка. Я то думала, что ребенок остановится у линии, где начинается проезжая часть, но оказалось, что нет, он еще не готов к этому. И это моя ошибка. То, что он еще незрелый, не является его ошибкой. Но на велосипеде здесь кататься нельзя, мне придется убрать его. Только так я смогу обезопасить своего ребенка.

Со стороны - для человека смотрящего на обе ситуации со стороны - все выглядит одинаково: мама забирает велосипед, уносит его в гараж. Но кое в чем есть большая разница.
Мне не все равно, я сочувствую ребенку: "О, дорогой, здесь не получится кататься. Мне придется убрать велосипед, кататься здесь небезопасно." - "Но мне так хочется кататься, мама...." - "Я знаю, милый, знаю. Но мама должна его убрать. Не получилось так, как мы хотели. В другой раз. Я вижу, как ты расстроен. Ты так хотел покататься, а мама забирает велосипед."

Кто в этом варианте истории несет ответственность за произошедшее? Кто виноват? - Я. Это моя ответственность. Мне надо убрать велосипед. Конечно, ребенку плохо, конечно, он расстроен, даже зол. Я нахожусь рядом с ним, я на его стороне, не против него. Я помогаю ему пережить это, адаптироваться к тому, что на проезжую часть мы на велосипеде выезжать не будем.

Не виню, не стыжу. Помогаю адаптироваться и успокоиться. Я ответственна.

Да, мне приходится иногда устанавливать границы, останавливать своих детей. Потому что на мне лежит ответственность за них. Но я делаю все это, оставаясь на их стороне.


Родители могут столкнуться с такими вопросами внутри себя: а не наврежу ли я нашим отношениям с ребенком, если не разрешу что-то? Не уйдет ли ребенок в защиты? Ребенок уйдет в защиты, если мы будем стыдить и винить его. Бывают и другие причины, но эти одни из самых главных.
Итак, вина, ответственность на мне. И я принимаю все недовольство по поводу установленных мною границ. Я даю этому пространство, так же как и их грусти.

Вот, что имеет в виду Гордон Ньюфелд, когда говорит о том, что не нужно перекладывать ответственность на ребенка.

Записано со слов Памелы Уайт на одной из сессии вопросов и ответов по теме "Смягчение защит"