Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Эксперимент Майкла Мини. Когда крысы не вылизывают своих детенышей



«Обычные лабораторные крысы», — так подумают непосвященные, оказавшись в одной из лабораторий Майкла Мини, работающего в Университете Макгилла (Монреаль). Все очень мило: кругом снуют в своих клетках небольшие группки грызунов, обнюхивают друг друга, чистят, почесывают и вылизывают; малыши прижимаются к своим мамам. Но впечатление обманчиво: некоторые крысы не похожи на остальных; они агрессивны, боязливы, возбудимы, замкнуты и нервны. Другие, напротив, очень смелы, ласковы, дружелюбны и обучаемы.

Канадский этолог и специалист по мозгу Майкл Мини точно знает, почему так происходит. Матери трусливых особей недостаточно заботились о детенышах в первые восемь дней жизни. Это так называемые non-licking mothers — матери, которые не вылизывают детенышей.

Смелых крысят, напротив, мамаши вылизывали в эти дни особенно усердно. Причем не важно, родные ли это дети. Когда ученые меняли малышей, трусливыми становились именно те крысята, которых недостаточно вылизывали, — абсолютно независимо от кровного родства. Следовательно, не гены ответственны за огромную разницу в характере подопытных животных, а первый жизненный опыт грызунов. Время непосредственно после рождения оказалось критическим периодом развития крыс. Очевидно, клетки их мозга принимают некоторые основополагающие решения именно в этот период.

Когда в 2004 году Майкл Мини и его коллеги Иэн Уивер и Моше Шиф опубликовали результаты своих исследований, этот научный факт уже не был новостью. Их работа стала столь популярной и часто цитируемой, потому что эти ученые первыми смогли показать: диаметрально противоположное поведение грызунов отражается в изменениях эпигенетической модели клеток мозга.

Эксперименты под кодовым названием «вылизывание и уход» (licking and grooming) начались уже в конце 1990-х годов. Эти опыты называются так потому, что материнская забота у крыс измеряется очень просто: частотой, с которой мать вылизывает (licking) своих детенышей и чистит или чешет (grooming) их. В процессе этой деятельности детеныши получают то, что им так необходимо, — чувство защищенности. И чем более защищенными чувствуют себя малыши, тем увереннее они противостоят угрозам в будущем, тем уравновешенней становятся. Поскольку опыт первых дней «выжигает» в их мозгу глубокий след, этот эффект сохраняется на всю жизнь, если, конечно, не случится чего-то экстраординарного.

Мини и его коллеги в 2004 году открыли, как функционирует «выжигание» информации на эпигенетическом уровне. Первые жизненные впечатления воздействуют на модель метильных групп ДНК в одной очень важной области мозга и гистоновые модификации определенного гена. Так регулируется считываемость гена. Как раз этот ген содержит «монтажную схему» для создания места присоединения кортизола, гормона стресса.

На следующем этапе работы канадские ученые выяснили, что у детенышей «невылизывающих матерей» в гиппокампе, центральной области мозга, задача которой — запоминание и переработка впечатлений, действительно очень мало мест для присоединения стрессового гормона. Из-за этого гипофиз даже при сравнительно небольшой нагрузке вбрасывает в кровь непривычно большое количество сигналов на повышение уровня стрессового гормона.

Это объясняет, почему животные, выросшие без материнской заботы, больше подвержены стрессу, чем те, которых вылизывали часто. Для них кажутся стрессовыми события, которые не выводят из равновесия других крыс. Их характер меняется, они становятся пугливыми, агрессивными, а иногда и менее обучаемыми, поскольку от постоянных атак кортизола на мозг страдают попутно и центры обучения.

С точки зрения биологической эволюции такая реакция даже создает преимущества: если крысы-матери не могут хорошо заботиться о своем потомстве, как правило, это свидетельствует о крайне неблагоприятных условиях жизни, которые их отвлекают. А у детенышей развивается особо чувствительная система реагирования на стресс, которая, подобно некоему защитному экрану, готовит их к неблагоприятным внешним условиям. Они становятся более жестокими и недоверчивыми, чем другие; это сопровождается также асоциальным поведением, которое негативно сказывается и на нас, людях.

Еще один, гораздо более яркий пример биологически положительного влияния большого количества стрессового гормона на растущий организм нашли Юнис Чинь и ее коллеги из Трентского университета (Питерборо, Канада). Они впрыскивали в яйца скворцов кортизолоподобное вещество, таким образом создавая у эмбрионов впечатление, что их высиживают в жестоком, полном опасностей мире.

Центры памяти, страха и стресса. Человеческий мозг в поперечном сечении. В каждом полушарии есть гиппокамп, который анализирует информацию кратковременной памяти и обеспечивает промежуточное запоминание перед передачей ее в долговременную память. Миндалевидное тело оценивает впечатления и провоцирует эмоции и страх. Гипоталамус активирует стрессовую реакцию организма («ось стресса»), побуждая гипофиз вырабатывать медиаторы, которые, в частности, повышают уровень кортизола.

Через три недели ученые проводили с птенцами «летные испытания». И смотрите-ка, подвергшиеся искусственному стрессу птицы показали лучшие результаты — оказались более ловкими, чем их обычные сородичи. У подопытных скворцов мышцы крыла стали более сильными, а сами крылья — более длинными. Это вполне осмысленная адаптация к плохим внешним условиям — такое заключение сделали ученые. Теперь птицам легче улететь из неблагоприятной среды.

Майкл Мини уверен: не только кортизол влияет на второй код. «Если сравнить активность генов в гиппокампе выросших потомков тех крыс, которые очень часто или очень редко вылизывали и чистили своих детенышей, различия выявляются в нескольких сотнях генов, — говорит исследователь. — Это заставляет предположить, что интенсивность материнской заботы сильно изменяет эпигенетическую программу в мозгу детенышей». Во всяком случае, существует множество отправных точек для эпигенетического формирования нашего характера. Наряду со стрессовыми гормонами на возбудимость мозговых клеток — а следовательно, на поведение и индивидуальность животных и человека — влияет множество других сигнальных веществ.

Например, окситоцин и вазопрессин. Как показали новейшие исследования, эти гормоны в значительной мере определяют, насколько социально поведение млекопитающих. Как утверждает Элисон Фрайз, психолог из Висконсинского университета (Мэдисон, США), оба вещества «связаны с возникновением социальных связей и родительской заботы, а также с регуляцией стресса, общением и эмоциональной привязанностью».

Окситоцин и вазопрессин называют также «гормонами ласки», поскольку у млекопитающих они вырабатываются в большом количестве именно тогда, когда животные проявляют друг к другу нежность или просто дружески общаются. Психологи предполагают, что в результате возникают приятные ощущения, которые приводят к устойчивым изменениям второго кода соответствующих мозговых клеток. А это укрепляет не только способность к общению, но и саму личность.

Во всяком случае, эксперименты на животных уже доказали, что повышенная активность «гормонов ласки» в процессе формирования привязанности имеет положительные последствия, поскольку в этом случае возрастает способность выстраивать и поддерживать социальные связи. Например, раньше считалось, что вазопрессин влияет прежде всего на социальное поведение самцов. Теперь же доказано, что он регулирует также интенсивность проявления материнской заботы о детенышах.

Это новейшее открытие сделали исследователи нейрогормонов Оливер Бош и Инга Нойманн из Регенсбургского университета. Они обнаружили, что нехватка вазопрессина в мозгу крыс-матерей — причина недостаточной заботы о новорожденных детенышах. Ученые блокировали у некоторых из них секрецию вазопрессина и превратили их в «невылизывающих матерей». А увеличение уровня вазопрессина в мозгу имело обратный эффект.

Бош и Нойманн предполагают, что недостаток этого медиатора может быть причиной так называемой послеродовой депрессии у людей. После рождения ребенка матери впадают в глубокую тоску и не ощущают ни малейшей привязанности по отношению к младенцу.

К счастью, молекулярно-биологические механизмы формирования характера вполне обратимы. Это также смогла доказать группа Майкла Мини в своих опытах над крысами. Ученые давали недостаточно вылизываемым крысятам химические вещества, меняющие гистоновую структуру и модель метилирования, а следовательно, и эпигенетический код клеток мозга. Так им удалось превратить боязливых грызунов во вполне нормальных. Это доказывает, что причина отклонений в поведении животных действительно кроется во втором коде.

Однако фармацевтические препараты — не единственный способ сделать подопытных животных более смелыми и общительными. В ходе некоторых опытов ученые на длительное время помещали трусливо-агрессивных животных в так называемую «обогащенную среду». Там у зверьков было много места и возможностей проявлять активность, не подвергаясь стрессу, — они могли играть, резвиться, исследовать свое окружение в стимулирующей разнообразной среде с большим количеством «игрушек». И там они постепенно приходили в норму. Даже если уже подросшие детеныши попадают к заботливой мамаше, которая старательно вылизывает и вычесывает их, развитие отрицательных свойств у них приостанавливается.

Следовательно, эпигеномы можно «переучить». Хотя первые восемь дней жизни крысы чрезвычайно важны, их последствия можно исправить. «Результаты наших исследований демонстрируют, что программирование со стороны внешней среды может вызвать структурные модификации ДНК и что, несмотря на общую стабильность эпигенетических структур, они изменчивы и потенциально обратимы», — заключает Майкл Мини.

Автор статьи: Шпорк Петер
Перевод: Лютикова Галина
Источник: http://www.e-reading.by/chapter.php/1020808/23/Shpork_-_Chitaya_mezhdu_strok_DNK.html

Сестры

Укладываемся спать. Младшая подползает к старшей, хочет спать рядом с ней, в обнимку. Старшая сначала упирается, но потом говорит: "Ладно, лежи, только тихо." - "Хорошо". Лежат. "Тихо" длилось секунды две. Попихались, потом опять замерли.

Я не удержалась: "Вот видите, как у вас бывает. Несколько минут назад ругались, теперь лежите обнявшись. Любовь и ненависть - все в одном, все рядом. Одно сменяет другое."

Слушают...

Младшая переползает на другую сторону. Ей трудно выполнять условие старшей и тихо лежать обнявшись - внутри еще не все чертики улеглись.

Теперь на моих ногах лежат две головы. На правой темная, на левой светлая. Такие разные и совершенно непохожие дети. Но почему-то сестры. Им так сложно бывает вместе... И так хорошо...

Вдруг я вижу, как старшая тихо и нежно берет за руку младшую. Две головы на моих ногах засыпают каждый вечер. Но еще ни разу рука не тянулась к другой руке, чтобы засыпать, не разлучаясь даже на ночь.

Но и это длилось недолго. Руки разъединились, чтобы через секунду соединиться вновь. Потом опять разъединились, потом опять что-то поменялось, зачесалось, повернулось.

Но тот момент был незабываем.

Большое горе через пустяшный повод



Иногда что-то служит нам как разрешение погоревать. Например, с кем-то в школе произошел несчастный случай, мы присутствуем на похоронах и выплакиваем при этом что-то свое. Зачастую нашему мозгу нужно просто разрешение: «Сейчас можно погоревать, поплакать». Ту же роль могут выполнять слезливые фильмы. Давать разрешение погоревать. И если оказаться в таком месте, где «горевать разрешено», где мы разрешаем себе поплакать, то с этими слезами могут выйти многие вещи, которые были в процессе. Будто открывается окошко и всему этому стало разрешено выйти наружу.

Для взросления необходимо испытывать эти чувства. И по сути вообще не важно о чем мы грустим. Если ребенок может грустить, он растет. Мы часто не понимаем, почему ребенок так расстроился именно сейчас, не всегда понимаем причин и мотивов. Да это и не нужно. Важно, чтобы этому процессу было разрешено происходить.

И нужно быть очень осторожными с такими комментариями, как «Да тут не из-за чего плакать», «Это же такой пустяк». Вроде как если бы по серьезным случаям мы разрешаем плакать, а по незначительным плакать глупо. И это очень частая ошибка родителей. Ребенок сильно расстроился из-за какого-то пустяка. Но может он не может выплакать какое-то свое большое горе? И вот этот пустяшный повод является для него единственной возможностью выплакать это горе. Ведь это тоже способствует процессу взросления. И ребенок благодаря этому не застрянет, а будет развиваться дальше...

Тамара Страйджек и Памела Уайт, сессия вопросов и ответов на тему адаптации, 1 Интенсив http://neufeldinstitute.com/

Ну нет еще смешанных чувств :)

Сегодня был просто классный пример того, как работает мозг ребенка 3,5 лет и как мой, взрослого человека. И почему мы так часто друг друга в этом месте не понимаем.

Старшей в школе один мальчик подарил 3 шоколадки. Мы отмечали ее день рождения в школе. После ужина она достала одну из них, и мы все ее скушали с чаем.

Проходит время. Младшая вспоминает про остальные две шоколадки и говорит: "Мама, а еще можно?" Из другой комнаты ей строго отвечает старшая: "Нет! На сегодня хватит!" Младшая хнычет. Я ей говорю: "Я вижу, ты хочешь есть. Пойдем я тебя покормлю."

Приходим на кухню. Сидит с яичницей. Опять вспоминает про шоколадку:
- Мам, мне так хочется шоколадку...
- Я тебя понимаю... Мне тоже хочется... Но я себе говорю, что на сегодня хватит.
- Мам, ну тебе ведь хочется?!
- Да, хочется.
- И что? Ты терпишь?
- Нет, не терплю. Я просто себе говорю: "На сегодня уже хватит."
- Мам, как это? Ты ведь хочешь!
- Да, хочу. Но при этом понимаю, что на сегодня хватит.

Затихла. Задумалась. Но чувствую, что все равно не поняла, как это в моей голове так происходит. Как две мысли могут уравновешивать друг друга... Ведь хочется!!!!!!

Адаптация через мусорное ведро

Вчера утром опять было тяжело, опять много дел, опять мысли о том, что никто не помогает, у всех свои дела и интересы, а ты сидишь дома с детьми, и весь быт на тебе, и дети на тебе, и всё на тебе. Сил нет, здоровья нет, свободного времени нет... Вместе с этими мыслями протерла по всей квартире пол, собрала мусор в совок, открываю дверцу oшкафчика на кухне, чтобы высыпать мусор, а оттуда на меня буквально вываливается гора зловонного мусора... О, Боже -думаю - ну вот, как всегда и до мусора никому нет дела, кроме меня...
Какая-то доля секунды колебаний и сопротивления, но вот руки сами начали собирать все это, без моего участия - голова еще в мыслях о том, какая я несчастная и как мне тяжело... Но руки делают свое дело, все собрали, упаковали в мешки, отнесли помыли ведро, поставили на место, закрыли шкафчик и тут до головы дошло, что мусор не вонючий, он просто так пахнет, что убрать несложно, просто берешь и делаешь. И на душе стало спокойно и хорошо. Откуда-то пришел новый приток сил, что-то тяжелое рассосалось, улетучилось и откуда-то пришла просто благодарность жизни за все, что у меня есть...

Гордон Ньюфелд о браке


Здесь хочу собирать цитаты Г. Ноьюфелда о браке и взаимоотношениях в браке, т.к. они тоже строятся на привязанности:

"Позиция одного должна автоматически вызывать у другого противоположный набор инстинктов привязанности.

Я думаю, здесь также кроется секрет взаимопонимания в браке. Если говорить о романтических отношениях, проблема романтических отношений состоит в том, что вы чувствуете романтический настрой только когда вы каким-то образом изумлены. Ну и как долго вы можете быть изумлены? Это очень сложно. Если только вы не очень умны, тогда да, вы можете изумляться бесконечно. В противном же случае это все уходит.

Но здесь есть и другая сторона. Танец альфы и зависящего. И да, брак должен быть равноправным. И в этом нет никаких сомнений. Но в самой привязанности нет равноправия. И поэтому когда вы чувствуете, что нужны своему супругу, это должно вызвать в вас альфа инстинкты, и тогда вы проявляете себя в лучшем виде, самоуверенно, но не в негативном смысле, вы выступаете в качестве ответа на нужды другого. Вы верите, что подходите ему. А когда вы больше не верите в то, что супруг является для вас ответом, возникает глубокое разочарование.

И если бы мы верили, что являемся ответом на потребности в привязанности другого человека, потребности в принадлежности, в любви, в контакте и т.д., если бы мы действительно вели себя таким образом, то когда они в свою очередь почувствовали бы, что нужны нам и пришли бы к нам, став для нас ответом, а мы бы перешли в позицию зависящих, тогда возникли бы прекрасные взаимодополняющие отношения, и вот в этом для меня и заключается взаимопонимание в браке.

Когда вы теряете это взаимопонимание, когда теряете эту уверенность, что вы являетесь лучшим вариантом для своего супруга, брак дает трещину. Вам не нужна романтика, когда вы прекрасно танцуете вдвоем. И в этом и заключается брачный танец."


Из курса "Alpha Children" http://www.neufeldinstitute.com/

(no subject)



Какое-то время назад мой ребенок решил, что она плохая. Как-то раз она мне так и сказала. Переубедить оказалось невозможным. С тех пор многое поменялось в наших отношениях, но иногда в ее словах проскальзывает мысль о том, что с ней что-то не так. Я не перестаю задавать себе вопрос: где и что я делаю не так, что у ребенка все равно где-то в глубине души сохраняется такое представление о себе? И если когда-то я действительно делала ошибки, то не повторяю ли их и сейчас возможно уже в другом виде, почему она продолжает так думать о себе? Или это уже на всю жизнь? Что можно сделать здесь и сейчас?

«Такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали — и они родились. Я был скромен — меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, — другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, — меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, — меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду — мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние — не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой.» М.Ю.Лермонтов "Герой нашего времени"

Памела Уайт, преподаватель института Ньюфелда http://www.neufeldinstitute.com/ комментирует эту тему:

"Когда ребенок незрелый, за эту незрелость ответственность несем мы, взрослые. И опасность заключается в том, что если мы этого не делаем - и дело тут даже не в угрозе для окружающих, что он может ударить кого-то или обидеть - во всем этом мы упускаем нечто намного более важное. Все вокруг начнут говорить этому ребенку, что он плохой, агрессивный, следом пойдут все те последствия, которые будут подтверждать, что он действительно плохой, он прочувствует, что он плохой из отношения к нему сверстников, во взглядах учителей, других взрослых. И он начнет чувствовать, что с ним что-то не так: "Я плохой, со мной что-то не так. Я агрессивный, я ужасный". И вот в этот момент он начнет отождествлять себя с такой личностью. А это приведет к возведению защит, если они еще не были возведены. Мозг не сможет долго удерживать эти ощущения. Это слишком уязвимо - так о себе думать.

И если наши дети ведут себя импульсивно, незрело, даже дольше чем должны были бы, мы не должны нападать на них за это, давать им почувствовать, что это их вина, что они незрелы, что это их вина, что они не обладают самоконтролем, что это их вина, что они ведут себя агрессивно. Но если мы берем ответственность на себя и говорим: "Не беспокойся, я рядом, когда ты заводишься, я могу помочь тебе, я знаю, как тебе помочь, чтобы ты не попал в неприятную ситуацию", мы берем ответственность на себя и им уже не придется столкнуться с мыслью, что с ними что-то не так. И вот тут шанс того, что зашиты встанут, значительно уменьшается. А если защиты уже есть, то шанс того, что они начнут таять, значительно возрастает. Потому что у них есть тот взрослый, который хочет позаботиться о них в каких-то сложных и уязвимых для них и ситуациях."

Неприятие ребенка, причины

Когда я стала внимательно наблюдать за собой, где и как я отделяю ребенка от себя, в каких ситуациях у нее возникает ощущение отверженности или сепарации (термин из теории Ньюфелда http://alpha-parenting.ru/2013/08/13/intensiv-i-ponimat-detey-po-programme-instituta-nyufelda/), то я многое поняла для себя. Не за раз, конечно, не за один день. На это ушло какое-то время. Но это были важные открытия для меня, которые помогли мне изменить свое отношение ко многим вещам.

Во-первых, я заметила, что когда недовольна ею, то невольно отдаляю ее от себя, показываю свою холодность, неприятие. Я стала спрашивать себя, почему? Что она такого делает, что я отвергаю ее? И я поняла, что какие-то черты ее характера мне трудно принять, какие-то поступки тоже. Поступкам нашлось объяснение. В основном они были просто верхушкой айсберга, под водой же скрывалось стремление к контакту, нехватка внимания и принятия. Понимание этого помогло смотреть в корень проблемы и не реагировать на поведение, а разбираться с причинами.

Но вот что касается особенностей характера, темперамента, с этим было сложнее. Известно, что на 50% ребенок приходит с тем, что есть, и только на 50% мы способны повлиять на формирование каких-то черт характера в нем. Так вот, меня, как оказалось, не все устраивало в ней в том, с чем она уже пришла. Она огонь: импульсивная, категоричная, вспыльчивая, быстро переходит к агрессии. Я вода, спокойная, уравновешенная, миротворец. Мы во многом как две противоположности.

Она любит активный отдых и спорт, я люблю йогу и тишину. Она любит азарт и шумные компании, я посидеть подумать в тишине. Она любит яркие цвета, красный особенно. Я пастельные тона, чтобы не выделяться. Она любит быть в центре, я всегда остаюсь в сторонке... Она часто называла себя "диким мустангом". И так и есть. Иногда она ведет себя как необъезженная свободолюбивая дикая лошадка. Иногда трудно найти точки соприкосновения. :) Но можно. Например, мы обе любим рисовать, любим некоторые фильмы, любим природу и животных.

Потом, я сама ее во многом неправильно воспитывала и таким образом только усилила ее тягу к независимости, сформировался альфа-комплекс. С ней стало труднее справляться. Но разве здесь есть ее вина?



И когда я это осознала - что вот она такая, ну что тут поделать? Да, не похожа на меня тут и там, но в чем здесь ее вина передо мной? Ведь было моей задачей принять ее такой. И потом были слезы тщетности. Мои слезы тщетности... После них стало легче. Я стала ее принимать такой, какая она есть.

И вот из этой точки уже пришло понимание того, что я могу и должна помочь ей справиться с какими-то негативными сторонами. Вот в чем моя задача. Не отвергать за то, что такая. А принять такой и помочь с этим что-то сделать, вдвоем, потому что я ее мама. С тех пор я заметила, что привязанность перестала быть рваной. Связь не пропадала и не ослабевала, даже если случались конфликты. У меня внутри в сердце ничего не обрывалось, ниточка теперь всегда остается крепкой, натянутой, не рвется! Это поистине удивительное ощущение!

Приход в нашу семьи второй девочки прибавил мне уверенности в себе. Мне с ней намного легче. Она с самого начала была более послушной, сговорчивой, более спокойной и уравновешенной. Благодаря ей я поняла, что дело наверное не только во мне, не я такая плохая мать, а и дети тоже бывают разные. С одними легче, с другими сложней. И вот не смотря на то, что с первой мне всегда было сложнее, я всегда очень горячо ее любила, иногда мне даже казалось, что больше младшей. С младшей мне в принципе все понятно. А вот со старшей подчас ощущение, что ты сидишь на пороховой бочке и никогда не знаешь, когда рванет и по кому. :)

Кстати, наши различия тоже, как кажется, стали слабее. Мы все больше и больше находим точек соприкосновения, я все меньше и меньше замечаю различий. Она стала больше любить и ценить семью, а не шумные компании друзей. Я тоже меняюсь, уже считаю нормальным иногда побеситься, покидаться друг в друга подушками, пошуметь. Мы точно показываем друг другу что-то новое, открываем друг друга с новых сторон. Безусловно, легче с теми, кто больше похож на нас. Но принять и научиться вместе жить с теми, кто является твоей противоположностью, дает неоценимый глубокий опыт и этот опыт стоит того!

Кстати, сегодня, когда укладывала старшую дочку спать, говорю ей: "Ну, ложись, мой мустанг." :) А она в ответ: "Я не мустанг." - "Не мустанг? А кто тогда?" - "Угадай... На "Д"" - "Дракон?" - "Нет... Даша..." И потом после паузы добавила: "И немножко дракон". :)

Любовь ушла, завяли помидоры:)

Когда у нас появилась младшая и в семье начались сложности, связанные с этим, у старшей появилась в школе большая любовь. У нее в классе было много ухажеров, но один стал называться ее будущим мужем! Казалось, они испытывали друг к другу очень нежные чувства, они очень скучали друг по другу. И однажды дочь дала мне прочитать свою переписку с этим мальчиком. Там были такие ее слова: «Спасибо, что ты меня любишь!»

Мне стало не по себе. Я подумала, что это странно – благодарить за то, что тебя любят. Я подумала, что моей дочке наверное очень плохо, ей не хватает принятия дома и она благодарит этого мальчика просто за то, что он ее принимает как есть и любит просто так...

С тех пор прошло время, мы перешли в другую школу, но их любовь осталась прежней. Все так же она называла его своим будущим мужем. Какое-то время назад она ездила к нему в гости. А вот на прошлых выходных в гостях у нас был он. Она так ждала его приезда! Одела платье еще за два дня до этого и ходила по дому только в платье. Утром в день его приезда она даже спала в этом платье!

Мой внутренний голос подсказывал мне, что нам нужно укреплять с дочкой связь. Возможно, мне помогал мой личный опыт. Я хорошо помню, как была благодарна людям, которые меня просто принимали как есть, за мной ухаживали ребята и я напитывалась их принятием. Я работала над нашими отношениями, укрепляла нашу с дочкой привязанность, старалась дать ей вот это ощущение безусловного принятия со своей стороны.

И вот к нам в гости приехал этот мальчик. И что удивительно – они общались какое-то время, играли, наш папа сводил их в кино, а потом вдруг дочка подходит ко мне и говорит: «Мама, когда уже за ним его мама приедет? Хочу, чтобы он поскорее ушел». Я очень удивилась. Я спросила, в чем дело и она мне ответила: «Кажется, я его разлюбила… Он иногда гадкие слова говорит и мне это не нравится и вообще он мне перестал нравиться, и я от него уже устала»...

А я про себя подумала, что кажется потребность в привязанности у нее теперь удовлетворена дома… со мной и папой. И мальчик этот уже и не нужен стал. Она стала замечать его недостатки, начала больше ценить себя… И это меня очень и очень обрадовало... Даже окрылило. Как же приятно получать плоды своих усилий! Это просто поразительно, как это все работает...

чем сильнее преследование, тем сильнее сопротивление близости




Чем больше знакомлюсь с теорией Ньюфелда и наблюдаю за своими детьми, тем все проще для меня становится. Да, в природе есть определенные законы и зная их, можно уже найти выход из сотен ситуаций.

Например, закон "Чем больше давишь, тем больше сопротивление".
или "чем сильнее преследование, тем сильнее сопротивление близости".

Сегодня вечером укладывала своих спать. Старшая рез десять прилипала, то повисала у меня на шее, то шла за мной на кухню типа попить водички, то вспоминала, что что-то забыла. К ней подключилась младшая и мы так и ходили туда-сюда таким косяком. Под конец я уже чуть было не закипела. Внутри я почувствовала очень сильное раздражение, желание, чтоб от меня отстали все и немедленно, желание быть сейчас одной, мысли о том, что я сама себе не принадлежу и как мне неприятно когда на меня вот так липнут и вешаются, а я ничего не могу с этим поделать.

Потом все кое-как улеглись, я слушаю лекцию ГН, пока младшая засыпает, и он мне говорит: "чем сильнее преследование, тем сильнее сопротивление близости". И я понимаю, что вот оно, да! Чем больше они липли ко мне, тем сильнее мне хотелось от них бежать! Это именно то, что я чувствую всегда в такой ситуации. И ведь это просто природный закон. И я увидела его во многих других ситуациях, во взаимоотношениях между людьми, между мной и моим детьми.

И тут же вспомнила совет ГН "давать больше запроса" или "вести машину в занос". Это все в ту же тему. Я знаю, это действительно так. Чтобы пресечь вот такое преследование, надо дать сполна и еще больше! Столько, чтобы завалить с головой. Тогда отстанут. :) Сбрасывать со спины бесполезно. Атака только усилится. :) Когда ты видишь, что машина идет в занос, дети на тебя налипли как рыбы-прилипалы на черепаху, то надо крутить руль прямо в этот занос и дать им столько, чтобы они молили о пощаде, прося возможности отлипнуть. Накормить досыта.:)

http://neufeldinstitute.com/